Главная | Книжная полка | Молитвы | Геопатогенные зоны | Гороскоп здоровья | Нумерология | Безопасная магия | Гадания on-line | Теневой гороскоп | Лунный календарь | Распределение оздоровительных мероприятий в лунном цикле | Очищение организма | Календарь чисток | Основы питания | Избавляемся от паразитов | Биосинтез и биоэнергетика | Индивидуальная конституция | Кризисы и оздоровительный процесс | Движение | Голодание, разгрузочно-диетическая терапия | Дыхание | Водные процедуры | Сознание человека и его роль в оздоровлении | Методики работы с собственным сознанием | Биоритмология | Уринотерапия | Затруднения, возникающие при реализации оздоровительной программы | Создание собственной системы оздоровления | Разбор оздоровительного процесса при некоторых заболеваниях | Коррекция кармы | Общие вопросы оздоровления | Карта сайта


Подготовка мага

/Помощник. Воспитание оккультных способностей, которые уже требуют нравственного развития

Моноидеизм и намеренное вызывание сна. Предуготовленные вещие сны

Под "моноидеизмом" следует понимать полное развитие одной мысли, абсолютное господство одной идеи. Это состояние может быть продолжительным и господствовать в течение всей жизни или только короткое время до достижения намеченной "моноидеизмом" цели.

Все выдающиеся исторические лица были в известном смысле моноидеизированы. Они поставили себе задачу, определенную цель, и эта цель сделалась для них задачей их жизни. Все их мысли, все их желания, все их поступки были направлены исключительно к достижению этой цели и им удалось достигнуть того, что казалось невозможным. Благодаря постоянному сосредоточиванию на этой цели и идущему рука об руку с ним подавлению всех остальных интересов, которые действовали отклоняющим образом, разнообразные способности указанных индивидуумов развились таким образом, что они вполне в совершенно достигли своей цели, как бы ни казалась она далекой и недостижимой для всех других людей... Но не только отдельные искатели, даже целые народы подчиняются моноидеизму. Господствующая мода, разнообразные представления всего народа о нравственности и обычаях, о праве и бесправии, общий характер народа и разнообразные проявления общественной жизни, влияющие иногда на целую страну определенным образом, что такое они как не моноидеизм, охватывающий народные массы, как не проникновение всех одной общей идеей?

Моноидеизм есть могущественно действующее самовнушение.

Подобно тому, как загипнотизированный принужден исполнять все, что приказал ему гипнотизер, точно также наше астральное существо вынуждено, если мы и во сне не расстаемся с моноидеизмом и через это заставляем его решать задачу, стремиться разнообразными способами выполнить ее.

Эта задача подобно тяжести тяготеет над астральным существом, потому что оно принуждено, по усыплении дневного сознания, проникнуться этой всецело господствующей идей; оно должно поэтому напрячь все усилия, чтобы путем исполнения желания, устремленного к известной цели, освободиться от этой тяжести.

Чем сильнее мы можем в бодрственном состоянии концентрировать наши мысли на нашей работе, чем полнее мы можем освободиться от всех препятствующих нам влияний и сосредоточить наши мысленные усилия без перерыва на работе, тем лучше будет она выполнена.

Чем сильнее мы способны перед засыпанием сосредоточиться на какой-либо идее, чем лучше удается нам переносить с собой в сон эту идею в качестве самой последней мысли, тем вернее будет достижение успеха, потому что, если мы перед тем как заснуть, сосредоточиваемся, напр., на исполнении желания решить задачу или на разъяснении непонятной нам вещи, то астральное сознание, после того, как мы засыпаем, так сильно этим затрагивается, что приходит некоторым образом в состояние принуждения и напрягает все усилия, чтобы освободиться от него. Благодаря этому воздействию или двигательные нервы распространяют свое влияние и позволяют телу при помощи свободных, более или менее связанных с пространством и временем астральных способностей, выполнить желаемую работу или нам представляется сновидение, в котором содержится разрешение данной задачи.

Часто мы узнаем утром ясно и отчетливо все то, над чем мы накануне понапрасну ломали нашу голову.

Моноидеизм, перенесенный в сон, вызывает значительное напряжение наших нормальных духовных сил, а также освобождает дремлющие в нас магические способности. Вместе с тем это состояние для ученика представляет также неоценимое вспомогательное средство, подобно могуществу желания, и должно поэтому быть применяемо возможно чаще, так как моноидеистическое состояние сна пробуждает ясновидение и дальновидение и наделяет нас благодаря этому познаниями, к которым мы не способны в бодрственном состоянии.

Этот моноидеизм способен также сделать нас независимыми от времени и пространства без того, чтобы нам необходимо было прибегнуть к отвергнутому нами гипнозу, который отдает нас, лишенных воли, во власть другим людям.

И какую большую практическую пользу способен извлечь моноидеистически настроенный спящий человек? Каким полезным является это состояние, напр., для художников, ученых, купцов и как полезно оно при всех, вообще, занятиях, при допущении, что оно будет правильно применяемо.

Оно не должно быть употребляемо для достижения дурных или эгоистических целей, так как его влияние в подобном случае прекращается.

Всеми описанными в этой книге магическими способностями, во всяком случае, возможно будет также злоупотреблять, но только тогда, если этому содействует случай, хорошо знакомый автору, но которого он никогда не предаст гласности из этических оснований. Это именно такая лестница, ступени которой идут вглубину и ввысь. Поднявшийся высоко должен заботиться о других точно так же, как и спускающийся вниз. Кто не знаком еще с вышеупомянутым обстоятельством, тот, к счастью, извлечет мало пользы из этой книги, раз он должен был упасть так низко, чтобы применить эти способности к достижению неблагородных и низких целей.

Влияние большей части магических способностей должно простираться до известных пределов и эту грань ни в коем случае не следует переступать, если экспериментирующий не хочет повредить самому себе. Моноидеизм может также принести пользу нашим служебным занятиям.

Занимающиеся умственным трудом в особенности могут самым успешным образом пользоваться своим моноиндеизмом; всякое утро они могут быть обрадованы вдохновением, которого они добивались, или они увидят, что проблема, глубоко занимавшая их, точно и ясно разрешена.

Автор сам получал очень часто благодаря этому состоянию чрезвычайно важные разъяснения, которые не могли бы быть получены каким-либо иным путем.

И как легко все запоминается в моноидеистическом сне! Всем памятно из своей ученической жизни, как полезно было перед тем, как заснуть, пробежать еще раз свой урок и положить затем тетрадь под подушку. Мы проделывали это инстинктивно и в большинстве случаев это приносило нам большую пользу.

Особенно в том случае, когда мы концентрировали наши мысли на нашей работе, так что переносили ее, как самую последнюю мысль и в сонное состояние. Разумеется мы не подозревали, что, как только мы в дремоте закрывали глаза, астральное существо начинало свою деятельность и закрепляло в нашем мозгу не вполне выученный урок. Результатом этого было то, что утром мы твердо запоминали урок после того, как один раз только его прочитывали.

А то, что мы клали тетрадь под подушку, вовсе не так просто, как это нам кажется, так как тетрадь, пропитанная нашим одом, вследствие этого находилась всю ночь в непосредственном общении с нами, что было чрезвычайно полезно для таинственной деятельности нашего астрального тела.

Д-р Берндт говорит на 202 стр. своей "Книги чудес и тайных наук" следующее: "Кроме того, часто случалось также, что во сне были разрешаемы задачи, решение которых в бодрственном состоянии было не возможно. При этом безусловно необходимо, чтобы ему предшествовало напряженное размышление в бодрственном состоянии о данном предмете, причем безразлично, относилось ли предшествующее напряжение к научной или практической проблеме. Дух, неудовлетворенный отсутствием разрешения, работал во сне беспрерывно и мгновенно появлялось разрешение загадки точно так же, как в бодрственном состоянии во время деловых занятий вдохновенная мысль может пронизать голову нежданно и негаданно".

Большое количество подобных снов обнародовано.

Мы хотим теперь показать на нескольких примерах, достойных всякого доверия, как точно сбывался этот в большинстве случаев инстинктивно применяемый моноидеизм.

Из "Листков Преворста" XII. 83 Кернера мы узнаём, что один кассир позабыл однажды занести в кассовую книгу денежную сумму, которая была им уплачена одному лицу. Когда через 9 месяцев при расчете у него не хватило этой суммы, то он не мог более вспомнить об этом расходе. Ему ничего другого не оставалось, как возместить эти деньги.

После того, как он в течение многих дней в подавленном состоянии духа напрасно старался обнаружить мнимую ошибку, однажды вечером он улегся на кровать и размышлял, каким образом мог оказаться в его кассе этот недочет? При этом он долго не мог заснуть. Когда все-таки это ему удалось наконец, ему пригрезилось тогда то лицо, которому он выдал недостающие и не занесенные в книгу деньги, и он проснулся с ясным воспоминанием обо всем происшедшем и несколько часов спустя исправил в книгах свою ошибку.

Кернер рассказывает далее в своем "Магиконе", 111.353, об одном враче, который не мог вылечить одного дорогого для него больного. Его лекарство и познания совершенно не помогали. И это причиняло ему много огорчений. Однажды вечером, лежа на постели, напрасно мучился он, стараясь найти средство, чтобы помочь пациенту. Опечаленный, он заснул, и ему приснилось тогда, будто он читает книгу, в которой описывается точно лекарство и метод лечения, сулящие принести исцеления больному.

Врач прописал это лекарство, придерживался точного метода лечения, указанного ему во сне, и принес счастье своему пациенту.

На 168 стр. "Магикона" V, Кернера мы находим также следующий пример. Некто пожелал дать на время своему приятелю по его просьбе один план,

К сожалению, он не мог, однако, нигде найти этот план, сколько ни старался. Досадуя на то, что его приятель будет теперь считать его нелюбезным, он заснул. Ему приснилось тогда, что он открывает сундук и внизу на дне находит искомый план, заложенный между другими бумагами. На этом он скоро проснулся, посмотрел в указанное место и в самом деле нашел там старательно отыскиваемый план.

Врач Магненус в своем сочинении "De tabaco" (СVI, 86) сообщает, что однажды во сне ему было указано замечательно верное лекарство после того, как он перед тем, как заснуть, напряженно думал об одном из своих пациентов. Как только он применил это лекарство, тотчас же он заметил улучшение.

Итак, там где астральное тело не может влиять при помощи сновидений, моноидеистическое поручение будет осуществлено просто при помощи влияния сна. Художники и ученые, засыпавшие над какой-либо трудной умственной работой, находили ее на другое утро совершенно оконченной, хотя они накануне вечером бросали ее не оконченной на одном чрезвычайно трудном месте.

Возбужденные этим, они напрягали усилия, чтобы преодолеть это место, подобно действующему моноидеизму, которого мы не позабыли и во сне. Благодаря этому явилось на помощь состояние вроде лунатического, в котором при содействии освобожденных умственных способностей была разрешена задача.

Примеров этого, заслуживающих полной веры, существует бесконечное число.

Государственный секретарь Гоппе закончил во сне экзаменационную работу к своему величайшему удовольствию (Шиндлер. Магическая духовная жизнь, стр. 25).

В сборнике "Вестник психических исследований" (V, т. III, 88), профессор Венер сообщает следующее: "Будучи учеником, он должен был однажды выполнить задачу: обработать определенную мысль в два греческих стиха. Это ему не удалось, и он заснул. Тут ему привиделся сон, будто бы он наилучшим образом закончил свою работу. Однако по пробуждении у него исчезло всякое воспоминание, но, когда он захотел снова приняться за работу, он нашел ее к своему великому изумлению вполне законченной на своем столе и написанной перед тем его собственной рукой.

То же самое случилось с профессором Рейш, который после тщетных усилий составить вечерний доклад, сделался от этого сонным и пошел спать. Утром он нашел этот доклад перед собою готовым, написанным его почерком.

Очень интересен приводимый далее случай, в котором моноидеизм, перенесенный в сон, вызвал ясновидение и дальновидение (Fernsehen).

Первый случай взят из "Вестника для анализа духовных сообщений" Морица (IV, 7578).

"У одного кассира была похищена значительная сумма общественных денег; вор - слуга исчез вместе с деньгами; кассир, не имея возможности возместить эти деньги, чтобы скрыть нечаянную потерю, обращался ко всем друзьям и даже малознакомым людям, но все его просьбы были напрасны, и огорчение его сделалось тем сильнее, что через несколько дней наступал срок подведения баланса. Ночью ему пригрезилось тогда, будто кто-то говорит о нем:

Он мог бы пойти на такую-то, и такую-то улицу и в один определенный дом; улица и дом были ему указаны при помощи других знакомых домов настолько ясно, что он не мог ошибиться. В этом доме должен он подняться по двум лестницам, пусть однако остерегается, чтобы не упасть на второй лестнице, и получит необходимые деньги. Днем к нему пришел один из его друзей; кассир рассказал ему этот сон и узнал от него, кто живет в указанном доме и этаже; потому что сам он этого не знал. Необходимый человек был ему неизвестен, он припомнил только, что однажды видел его в одном многолюдном обществе. Однако кассир не придавал значения подобным снам и в первый раз решился на следующий день послушаться предчувствия, чтобы приобрести сознание, что он сделал все, что было в его силах, чтобы предотвратить несчастье. Он поднялся по первой лестнице, тут ему припомнилось предостережение (полученное во сне) относительно второй лестницы, и он медленно и осторожно поднимается далее; он - почти наверху, направо открывается как раз дверь одной комнаты так стремительно, что вследствие этого отрывается дверная решетка и летит вниз по лестнице так, что он принужден был слегка сдвинуться с лестницы.

Кассир, вдвойне смущенный, предполагая, что это - отыскиваемый человек, сразу успокоился и изложил ему свою просьбу без всякого стеснения; и к изумлению кассира упрашиваемый ответил:

"Почему вы не пришли раньше? Я вчера дал взаймы еще большую сумму и охотно дал бы ее вам". Однако он исполнил просьбу кассира и выручил его из беды.

О дальнейшем случае Др Карл дюПрель в своем труде "Магия как естествознание" II, стр. 263, рассказывает следующее:

"В случае с Тритемием также можно ясно распознать этот моноидеистический рычаг, о чем я расскажу в этой выдержке.

О том, как он сочинил свою "Стеганографию", которая доставила ему кличку волшебника, он писал Арнольду Бост:

"Я заимствовал это, конечно, не у какого-либо человека, но благодаря какому-то откровению, я сам не знаю, какому. В этом году (1499) я по большей части занимался этими вещами и отчаивался уже в них как в невозможных; ночью, когда я, утомленный размышлением над этим, заснул, явился мне некто и сказал мне: "Тритемий, то, что ты имеешь в голове, не бесполезные вещи, и, хотя они не невозможны, но ни ты, ни один из других с тобою не могли их изобрести.

И я сказал ему: итак, если они возможны, скажи мне, умоляю тебя, каким образом? И он отверз тогда уста свои и научил по порядку всем подробностям и показал мне, как легко могло бы случиться то, над чем я размышлял напрасно много дней. Богом клянусь: истину говорю я и не лгу!"

В свои юношеские годы Тритемий уже видел, подобный сон. Его отчим взрастил Тритемия в невежестве, хотя последний ощущал в себе неугасимую жажду познания. В течение целого года в продолжительном посте и молитве он поверял свои сердечные мысли Богу и наконец на пятом году своей жизни был обрадован сновидением - он называет его небесным видением.

Именно, он видел ночью во сне юношу в блестящей одежде с двумя досками в руке, одна из них была исписана буквами, другая была украшена картинками. Юноша сказал ему: выбирай из двух одну доску, какую ты желаешь.

И хотя Тритемий в то время совершенно не знал грамоты, он выбрал однако тотчас же исписанную доску; ибо эта наука была единственным сердечным желанием, единственной мыслью, которой был занят его дух днем и ночью. Затем юноша сказал ему: Вот, Бог услышал твою молитву и дал тебе, чего ты желал, даже более чем ты мог бы пожелать. (Серебряный гвоздь: Тритемий).

Драматические сочинения и символизм проникнуты в настоящее время сильным дальновидением:

Очень много подробно описанных примеров подобного дальновидения мы находим в относящейся сюда литературе. Кто обратил внимание на примеры, которые я собрал вместе (ДюПрель: зрение на расстоянии и телепатия), распознает всегда одно и то же существенное вступление, что некто, удрученный тяжкой печалью или возбужденный каким-либо иным образом, перенес в сон свое самовнушение и оно вызвало ясновидение, прекратившее эту печаль. Норк рассказывает: жена одного купца потеряла в Париже на пути к своему дому важные бумаги и, когда она напрасно прошла снова весь пройденный ею путь, сочла потерю непоправимой. Спустя три дня ей приснилось, будто она находится в улице St. Honore, и что человек в красной одежде поднимает ее бумаги. Утром она рассказала свой сон и как только вышла из дому, ей встретился в упомянутой улице человек, одетый в красную одежду, в котором она признала свое сновидение. Она заговорила с незнакомцем, и он в тот же день доставил ей спрятанные в его жилище бумаги. (Норк: О Фатализме. 96).

Следующий случай констатирован судом.

Первого Августа 1897 года из комода у группы лиц, живущих на даче в Иозефстале, было украдено 120 марок. Подозрение пало на горничную хозяина квартиры, но обыск не дал никаких результатов. Через несколько дней одна дама, посетившая Лейпциг летом, увидела во сне, что служанка обворованного семейства и есть самая воровка и что деньги спрятаны в клубке шерсти. Нашли в самом деле монету в 20 марок в одном шерстяном клубке, завернутую в бумагу, в другом - билет в 100 марок. Горничная была присуждена волостным Мюнхенским судом к 5 месяцам тюремного заключения. (Новейшие Мюнхенские Известия от 30 Октября 1897 г.).

Чрезвычайно сильный моноидеизм лежит в основании так называемых явлений умирающих (в минуту смерти). Моноидеизм может действовать также постгипнотическим образом. Обнаружение может иметь место несколько дней спустя, и существует много замечательных случаев, достойных всякой веры, когда моноидеизм был перенесен с собой в загробную жизнь, и исполнение желания имело место тотчас же после смерти.

Для лечебных целей может также употребляться моноидеистический сон.

Сильное моноидеистически напрягаемое каждый вечер в течение некоторого времени желание выздороветь, в самом деле будет причиной выздоровления, только больной должен обладать в совершенстве способностью к сосредоточиванию мыслей, чтобы представление о телесном нездоровье и страданиях на время концентрации совершенно исчезало из сознания.

В моноидеизме нужно, конечно, постоянно упражняться. Первоначально пробуют легко исполнимые вещи, напр., проснуться утром бодрым и веселым, или чтобы пробуждение произошло в назначенный час. Для упражнения можно прочитать перед сном один или два раза маленькое стихотворение (объемом до 8 строк) и концентрировать волю на том, чтобы на следующее утро знать наизусть это стихотворение.

Затем мало-помалу переходят к более трудным задачам. Перед тем, как идти в постель (не позднее, конечно, 10 часов), начинаем работу, которая кажется нам очень трудной. Как только мы дошли до места, которое причиняет нам много стараний или которое непонятно для нас, прерываем работу, отправляемся в постель и поручаем разрешение задачи моноидеизму.

Само собой понятно, что мы можем также, применяя моноидеистический сон, освободиться от всех наших пороков и дурных привычек и способствовать нашему этическому стремлению вперед. В связи с могуществом желания это состояние может в особенности помочь нам в достижении гармонии и душевного счастья.

Ученик должен только обратить внимание на то, чтобы тщательно подавлять все те мысли, которые могут отклонить его от его предприятия и не стоят ни в какой связи с вещами, к которым он применил моноидеизм. Далее должен он стремиться переносить в сон свое намерение, как безусловно последнюю мысль, и он, конечно, этого достигнет, если он не перестанет размышлять об этом предприятии до тех пор, пока у него не закроются глаза. Кроме того, он должен на все время проникнуться сильным желанием, чтобы его предприятие могло осуществиться ночью. Более нечего сказать о несложной технике монодеизма. Ученик очень скоро узнает сам пользу, приносимую этим состоянием и научится разнообразному его применению.

Так как моноидеизм очень часто пробуждается в сновидении, так как далее сон также может быть полезен ученику, то здесь уместно поговорить о снах вообще и в частности.

Существует три вида снов, а именно:

1) Такие сны, которые возникают благодаря какому-либо внутреннему телесному раздражению. Сны этого рода очень часто мучительны и грезятся по большей части еще до полуночи.

2) Сны, которые могут быть вызваны благодаря внешнему воздействию.

3) Вещие сны: они грезятся по большей части только в утренние часы.

Сны, имеющие своей причиной телесное раздражение, это - телесные ощущения, которые представляются под видом событий. В этом смысле кровь, нервы и все внутренние органы порождают сны. Если мы перед самым сном переполнили наш желудок или за ужином поели каких-либо трудно переваримых кушаний, то мы будем видеть сны, в особенности, если мы лежим таким образом, что дыхание затруднено; если наши нервы и кровь раздражены и мы находимся в лихорадочном состоянии, то нас точно также будут мучить видения.

Точно также все слабые телесные раздражения, когда они возникли благодаря поддерживающей и питающей деятельности тела, которое даже и во сне не спокойно, вызывают сновидения. Это происходит, как упомянуто, по большей части в начале сна, у тех, которые идут в постель в точное время, обыкновенно еще до полуночи.

Здесь нужно также упомянуть, что всякий человек видит сны этого рода и отчасти также сны третьего вида, только многие об этом не помнят, почему они утверждают, будто у них не было никаких слов.

По содержанию этих снов возможно в большинстве случаев заключить о роде телесного раздражения.

Так объясняются ужасные смертельные положения посредством полнокровия и сердечных болезней; затруднение дыхания вызывает сны о давке, тяжелом труде, восхождении на гору или опасности удушения и утопления; при приливе крови к голове во сне будет играть главную роль гнев, а при расстройствах пищеварения торжественные пиры и наслаждения при помощи яств и т. д.

Этот вид не имеет никакого значения для нашей цели, поэтому мы переходим к тем снам, которые могут быть вызваны благодаря влиянию извне.

Если во время сна ветер доносит к нам в открытое окно благоухание цветов, то в нас будут вызваны по большей части очень приятные сны.

Известное влияние на наши сновидения имеют также равномерно повторяемые шумы, напр., монотонно падающий дождь, вызывающий у большинства спящих иллюзию во сне, как будто они присутствовали во время музыкальной прелюдии, причем они слышали все время одну и ту же мелодию. Буря, которая стучит в наши окна, может заставить нас видеть сон, будто нам приходится пережить приключение с разбойниками, собирающимися вломиться в двери.

Более сильный шум может вызвать сны, содержанием которых являются ужасные происшествия.

Теперь вполне понятно, что возможно произвольное вызывание снов при помощи влияния извне.

Из этого факта ученик способен извлечь пользу всякий раз, когда он обладает возможностью приводить до некоторой степени в порядок свою жизнь во сне, и знает, как избегнуть страстных снов, раз они возникают не вследствие внутреннего телесного раздражения.

Очень большое количество наших дурных снов приписывается также воздействию низменных тонко материальных существ. Существуют жизненные моменты, когда мы особенно подвержены такому влиянию. В таком случае уместно посредством произвольного вызывания приятных, гармонически возвышающих снов восстановить нарушенное равновесие.

Может также случиться, что будут иметь нужду для практических целей в произвольном вызывании снов для освежения памяти.

Если мы обращаем внимание на определенное событие, детали коего нами позабыты и о которых мы должны вспомнить ввиду известных обстоятельств, на особенные тоны или запахи, то в большинстве случаев достаточно, чтобы спящий заставил соответственные чувства воспринимать во время сна эти тоны или запахи, чтобы возник сон, снова воспроизводящий данное событие.

Возьмем, напр., случай, когда нужно припомнить событие, происшедшее с тетушкой в юности.

Наша память совершенно изменила нам, и, сверх чрезвычайно неясных расплывчатых представлений об этом событии, мы сохранили одно только воспоминание, что тетушка была страстной поклонницей запаха лаванды и держала во всех шкафах это сильно пахучее растение.

Для нас было тогда особенным удовольствием часто посещать тетушку и потешаться над высушенными растениями.

Итак, для нас необходимо, по выполнении позднее приведенных предписаний относительно вызывания снов, ощущать этот запах как перед сном, так и во время сна, чтобы вызвать сновидение, делающее для нас ясным данное событие. Точное воспоминание по пробуждении зависит от хорошо выполненной концентрации мыслей, в которой мы упражнялись перед самым сном.

Также и для лечебных целей и как самое могущественное воспитательное средство, мы можем применять искусственное вызывание снов.

Это - гипноз своего рода, при котором данное внушение представляется в виде сновидения. Таким образом, гипноз во сне отличается от действительного гипноза тем, что не требует никакого принуждения, и не может вызвать какого-либо порабощения воли. В нашем сонном гипнозе (Traumhynose) спящий делается только более восприимчивым к добрым советам и наставлениям, чем в бодрственном состоянии, и это дает возможность лучшим даже образом влиять на жизненную энергию. Ученик должен не только заботиться о своем собственном этическом развитии, но он должен также претворить в дело закон любви и наставлять на этом пути своих ближних, или по меньшей мере желать пробуждения в них стремления идти этим путем. Он должен также стремиться утешить их страдания и излечить их болезни. Для этой цели ему может служить рядом с лечебным магнетизмом также и вызывание снов; потому что жизнь во сне имеет большое влияние как на душу, так и на тело.

Дурные, страшные сны волнуют нас, и мы просыпаемся с чувством слабости и усталости. Часто как много труда стоит нам после дурного сна устранение душевного гнета и достижение вновь духовного спокойствия! Подобный сон, в зависимости от обстоятельств, может влиять на чувства и даже на поступки в течение целого дня. Напротив, после приятного гармонического сна мы пробуждаемся освеженные и укрепленные, наша душа также спокойна и настроена гармонически и долго еще мы ощущаем отголосок счастья, которым мы можем наслаждаться при настоящей степени развития только во сне.

Теперь мы будем пользоваться на практике влиянием жизни во сне (Traumleben), чтобы привести себя самих и окружающих нас в гармоническое духовное состояние. Мы будем в случае болезни возбуждать при помощи этого средства лечебную силу человека и содействовать ей и будем влиять воспитывающим образом на наших детей.

Чтобы сделать это возможным, мы должны, как при возбуждении в себе самих определенных снов, так и при вызывании последних в других людях, обращать внимание на следующие правила:

"По меньшей мере за 2 часа до того, как идти в постель, не следует есть много. Ужин должен быть, вообще, умеренным, и нельзя пить каких-либо спиртных и возбуждающих нервы напитков. Следовательно, ни алкоголя, ни кофе, ни чая и т. д.

Далее, по меньшей мере в течение 2х часов перед сном должно быть воспрещено всякое умственное напряжение. В течение времени между ужином и сном, нужно оставаться вполне спокойным и миролюбивым, заниматься следует как можно меньше и нужно думать только о чистых и возвышающих душу вещах.

Положение, занимаемое перед сном, не должно быть скорченным, но вытянутым и возможно более удобным. Зависит от здоровья данного лица, желает ли он лечь на спину или на бок.

Однако, положение на левом боку менее рекомендуется по причине влияния на сердце, напротив положение на животе должно быть безусловно воспрещено. Ложатся таким образом, чтобы голова была направлена к северу, а лицо было обращено к югу.

Должно заботиться о постоянном притоке свежего воздуха в спальню.

Не следует спать, намереваясь вызвать сновидение, в темной комнате, но последняя должна быть немного освещена затененным матовым, розовым, светлоголубым или светлозеленым светом.

Как перед сном, так и во время сна должна царить полнейшая тишина.

Комнату спящего, в особенности по соседству с ним, наполняют нежным легким, но ни в каком случае не неприятным или резким, цветочным запахом. Духи воспрещаются. Где не имеется натуральных цветов, нужно позабыть совершенно о желании воздействовать на орган обоняния.

Где это возможно, при помощи тихой, нежной, убаюкивающей музыки способствуют погружению в сон. Для этой цели наилучшим образом служат следующие инструменты: фортепиано, арфа, флейта и гитара, смотря по желанию спящего. Также и музыкальная шкатулка с грустными мелодиями может быть применяема.

Как только тот, который желает видеть сны определенного направления, улегся в постель, он не должен говорить более. Если он желает воздействовать без помощи доверенного лица на свою жизнь во сне, то выполняет в течение 10 или 15 минут концентрацию мыслей, которая должна иметь своим основанием желательное направление сновидения. Затем он заводит прежде всего музыкальную шкатулку, занимает удобное положение, часто нюхает цветок и окончательно отдается гармоническим и возвышающим мыслям, которые, само собой разумеется, должны быть направлены также в сторону желательного сновидения до тех пор, пока не погрузились в сон. Предшествовавшая концентрация мыслей (вместе с само собою понятным упражнением в дыхании) должна также лежать в основании твердого желания сохранить по пробуждении полное воспоминание виденного во сне.

Если же к участию в опыте привлечено доверенное лицо, то оно должно, если все правила по возможности приняты во внимание, взять тихо и без пожатия руки ученика, если он совершенно заснул, склониться к его уху и шепотом, но ясно и отчетливо, употребив известную силу воли, внушать, чтобы ему пригрезились сны того или другого направления.

От погружения в сон до внушения должен во всяком случае пройти один час, дабы сон сделался достаточно глубоким, так как чем глубже сон, тем сильнее также восприимчивость к воздействию. Спящий никогда не должен также быть называем по имени, так как иначе он очень скоро проснулся бы или по меньшей мере сделался бы беспокойным, так что успех опыта стал бы вследствие этого сомнительным.

Если дело идет об оставлении порока или дурной привычки, то доверенное лицо должно быть озабочено тем, чтобы как можно настойчивее обратить внимание спящего на безобразие и дурные последствия его порока и пробудить в нем посредством кроткого увещевания решимость стать лучшим. Если последний во время увещеваний сделается беспокойным, то прерывают эти увещевания, не выпуская, однако рук спящего, то тех пор, пока сон снова сделается глубоким.

Здесь также не следует пугаться случайных неудач. Через некоторое время успех обнаружится, конечно, самым сильным образом.

Если ученик желает при помощи внушения во сне воздействовать на окружающих его, то, само собой разумеется, он должен поступать точь в точь так, как это указано выше. В роли доверенного лица он, конечно, достигнет скорейшего и большего успеха потому, что в его распоряжении находится могучая и тщательно развитая сила воли.

По отношению к детям можно не придерживаться упомянутых приготовлений. После того, как дитя уже спало в течение получаса глубоко и крепко (дети скорее погружаются в глубокий сон), делают ему внушение (Sugestion) указанным способом. Если между дитятей и лицом, производящим опыты, существует симпатия, напр., близкое кровное родство или искренняя любовь, то полезно также лечь осторожно подле дитяти и прижаться к нему для того, чтобы могло произойти одическое смешение. Необходимо быть, само собой разумеется, чрезвычайно осторожным, чтобы спящее дитя не проснулось. Затем стараются взять по крайней мере одну ручку (дитяти), а другую руку положить очень легко на голову дитяти, затем шепчут свое увещевание близко над ухом; должно однако тщательно приспособить свою речь к детскому пониманию и придерживаться такого способа выражений, который соответствует миросозерцанию спящего дитяти.

Этот способ воспитания, если было замечено несколько удачных опытов, дает прекрасные результаты и во всех отношениях лучше всех других. Можно назвать этот способ воспитания дитяти "астральным воспитанием".

Само собой понятно, что не следует пренебрегать телесным воспитанием при помощи известных педагогических методов, но применять его постоянно вместе с астральным. Уже по истечении некоторого времени, однако, увидят, что нет более нужды в частом применении обычных мер наказания.

Только на этом пути возможно достигнуть идеала истинного воспитания, т. е., сделать понятным дитяти, что оно творит добро и стремится к добру вследствие любви, но не ради награды, и избегает зла из ненависти к злу, но не из страха перед наказанием.

Особенно матери, связанные такой тесной симпатией со своими детьми, могут при помощи этого метода воспитания принести своим детям большую пользу и избавить их от многих слез, от многих страданий, которые, если они вызваны даже пустыми вещами, будут не менее сильно чувствоваться миром детей.

И как много грубых ругательств, жестоких наказаний, которые в конце концов должны причинять страдания также родителям, останется без исполнения.

Искусство вызывания снов приводит нас само собой к третьему виду снов, к вещим снам.

Конечно, последние возможно вызвать искусственно. В этом нас убеждают жрецы древности, которые были прекрасно знакомы с этим искусством. Храмовой сон древних был моноидеистически порожденным сонным состоянием, вызывавшим магическую способность дальновидения, причем толкование относилось к вещам, касавшимся будущего и знание которых было невозможно для человеческого дневного сознания.

Для вызывания вещих снов, возможно применять тот же самый метод, который был описан ранее, необходимо только придать особую силу концентрации и применить моноидеизм. В таком случае исполнение нашего желания может происходить двояко: или в виде символических видений во сне или таким путем, что данное решение облекается в ту именно форму, какую оно примет в будущем или в какой оно разыгралось в старину.

Толкование символических снов по большей части - очень трудно.

Здесь нельзя придерживаться каких-либо определенных правил; толкования - чрезвычайно индивидуальны так, что видеть во сне змею может означать для одного лживость друга, другому может указывать на мудрость.

Сонники имеют поэтому малую ценность, и лучше всего руководствоваться собственным опытом. Ради этой цели записывают все ясные сны (в особенности утренние) и сравниваются с ближайшими событиями и происшествиями. Это приведет со временем к составлению верного сонника и кроме того придаст снам то значение, которого они заслуживают. Просвещенные люди лишают себя тем, что допускают только сны телесного происхождения, прекрасного способа, который дает нам возможность время от времени проникнуть взором за пределы земного существования.

Подготовка мага / Помощник / Моноидеизм и намеренное вызывание сна. Предуготовленные вещие сны







Яндекс.Метрика